h6

Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваше сообщение успешно отправлено

Август – время экономических кризисов, дефолтов, подготовки к спекулятивным атакам и обвалам 17 августа 1998 года произошел печально знаменитый российский дефолт. В августе 1997-го обострился азиатский кризис, который в дальнейшем привел к краху рынков «новых тигров». 21 августа 1994-го президентом Мексики был избран Эрнесто Седильо, и начался пресловутый «текиловый кризис». Не говоря уже о дефолте Эквадора в 1999-м. В общем, есть чему поучиться у матушки-истории...

Начнем с Эквадора – как страны, которую воспринимают примерно так же, как и Украину. Как страну с хорошими природными ресурсами, застрявшую на обочине в их случае – Латинской Америки, в нашем – Европы.

Как получилось, что богатый нефтью Эквадор оказался не в состоянии расплатиться с обязательствами по государственным займам, сумма которых превысила $16 млрд. (в ценах 1999 года), и стал первым в истории государством, объявившим дефолт по так называемым облигациям Брэди? Да очень просто.

Сначала эквадорцы жили неплохо, как мы в начале 2000-х. Рост ВВП в 1970-е гг. превышал 10% в год, но период процветания был сравнительно коротким. Экономика оказалась очень чувствительной к колебаниям цен на нефть, пришлось залезть во внешние долги. Потом долги стали слишком крупными, чтобы обслуживать их без сверхусилий. Банки-кредиторы соглашались на реструктуризацию долга при условии принятия рекомендованных МВФ стабилизационных мер. МВФ навязал Эквадору пакет неолиберальных реформ, цель которых заключалась в привлечении и приватизации. Понятно, что в итоге ничего не вышло.

В августе 1999-го эквадорские власти объявили о неспособности выплатить проценты по государственным кредитам на сумму около $50 млн. и официально запросили 30-дневную отсрочку, намереваясь договориться о проведении реструктуризации этой задолженности. Но ему этого не разрешили. И страна отказалась платить весь долг по облигациям – $6 млрд. на том основании, что денег нет и неизвестно.

МВФ заставил власти Эквадора продолжить переговоры с кредиторами. Американские банки – держатели облигаций – забрали за долги все нефтяные активы. Местная валюта, которая на тот момент упала с начала года на 65%, рухнула еще больше. Ее пришлось в конце концов отменить и ввести в обращение доллар. Но это не помогло – Эквадор объявлял дефолт с тех пор еще не раз.

Мексика. Та же тема, только в профиль. Нефтяной бум, падение цен на нефть, накопление долгов перед американцами, политическая нестабильность.

21 августа 1994 года на всеобщих выборах был избран новый президент страны Эрнесто Седильо. Во время предвыборной гонки два кандидата в президенты были убиты. Один из них – Колосио (кандидат от правящей Революционной партии) был убит во время предвыборной поездки в бедные районы Тихуаны неким одиночкой. Однако многие факты свидетельствовали о том, что убийца был связан по крайней мере еще с шестью преступниками. Но это детали.

Вскоре после вступления на пост президента Седильо в стране резко обострился начавшийся ранее финансовый кризис. В итоге власть вынужденно пошла 27%-ю девальвацию мексиканского песо, за чем последовал быстрый отток иностранных инвестиций, ранее обеспечивавших значительную часть прироста ВВП. Всего за время кризиса курс доллара вырос с 3,4 до 8,7 песо. Это вызвало многочисленные банкротства и, как следствие, быстрый рост безработицы. Власти обвинили в происходящем предыдущий режим – экс-президента Карлоса Салинаса. 3 января 1995 года была опубликована программа выхода из кризиса, включавшая пункты о сокращении внешнеторгового дефицита, восстановлении макроэкономической стабильности, минимизации эффектов девальвации, замораживании зарплаты и сокращении государственных расходов.

США, МВФ, Евросоюз и Япония оказали Мексике финансовую помощь в размере более чем $50 млрд. Эти деньги дали Мексике возможность выжить, но вернули процветание 80-х годов. С тех пор страна превратилась в сырьевой придаток США, поставляющий туда примитивную продукцию и рабочую силу. Почти все интересные отрасли экономики (нефть, финансы, транспорт, фармацевтика, продукты питания) находятся под контролем американских и транснациональных корпораций.

Седильо после ухода в отставку в 2000 году (в Конституции страны исключено повторное выдвижение в президенты) работал в Йельском университете и наблюдательных советах и советах директоров нескольких крупных компаний – Coca-Cola, Procter & Gamble, Alcoa, Citigroup.

В России кризис «черного понедельника» 1998 года также был следствием псведолиберальной политики, долговой нагрузки и неудачных экспериментов с валютой. В 90-е Банк России ввел так называемый «валютный коридор», с помощью которого регулятор планировал поддерживать курс национальной валюты в нужных пределах, чтобы гарантировать доходность по облигациям в долларовом эквиваленте. Этого требовали иностранные кредиторы, которые получали солидную прибыль, платя при этом скромный 15-процентный налог.

Спрос толкал предложение (в том числе и коррупционным методом), и в какой-то момент выплаты по ГКО оказались в два раза выше всех доходов государства. Стало очевидно, что пузырь скоро лопнет. На момент дефолта резервы ЦБ РФ составляли всего $24 млрд. (сейчас $350-360 млрд.), в то время как обязательства России на рынке ГКО/ОФЗ и фондовом рынке превышали $36 млрд.

Российское правительство предпринимало попытки получить финансовую помощь у международных кредиторов – Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка (ВБ). Но средств МВФ и ВБ было заведомо недостаточно для покрытия всех образовавшихся проблем. В августе 1998 года у Москвы закончились ресурсы для финансирования краткосрочного госдолга и поддержки рубля.

И 17 августа премьер-министр Сергей Кириенко объявил о введении «комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики». Проще говоря, глава правительства анонсировал дефолт и девальвацию национальной валюты.

Власти временно приостановили выполнение обязательств перед нерезидентами по кредитам, залоговым операциям и сделкам на срочном рынке. Вместе с этим была заблокирована купля-продажа ГКО. Одновременно с этим банки перестали выдавать депозиты населению. Перед закрытыми дверями финансовых организаций образовались очереди встревоженных вкладчиков. Следствием этого решения стало обесценивание рубля в полтора раза. «Заразилась» от рубля и гривна: если до «черного понедельника» доллар стоил 2,25 грн. за один бакс, то потом – 3,42 грн.

Общие потери российской экономики от «черного августа» составили $96 млрд., посчитали в 1998 году в Московском банковском союзе. Коммерческие банки потеряли $45 млрд., корпоративный сектор – $33 млрд., а обычные граждане – $19 млрд. Потери Украины так никто толком и не подсчитал.

Азия. Кризис 1997 года не начался в один день и не закончился в один месяц. Он растянулся почти на полтора года. Поэтому его конкретной даты никто назвать не может. Но в августе 2007-го произошли два важных события, которые определили дальнейший ход кризиса и сделали его глобальным.

МВФ принял роковое для Таиланда решение дать ему кредит в $17 млрд. в обмен на план жесткой финансовой политики. Из Таиланда валютные спекулянты перебегают в Малайзию и обрушивают рынок. 23 августа премьер-министр Малайзии Мохаммад Махатир обвинил международных спекулянтов в создании кризисной ситуации и ввел запрет на покупку срочных ценных бумаг. Это повлекло за собой недовольство иностранных инвесторов и обострило кризис. В итоге индонезийская рупия обесценилась на 228%.

Через неделю биржевые игроки обваливают южнокорейский вон. Самый мощный из «азиатских тигров» сбит с ног. Отток капитала и падение цен на сырьевые товары выводит кризис за пределы региона, и в 1998 году волна достигает России. Последним эхом кризиса стал аргентинский дефолт 2001 года.

Не обошлось и тут без МВФ. Позднее многие видные экономисты фактически обвинили Фонд в провоцировании кризиса путем бездумного поощрения роста экономик «азиатских тигров». В качестве «извинения» он выделил на преодоление его последствий $40 млрд. на максимально либеральных условиях. А чтобы «уравновесить свой баланс», ужесточил требования к Аргентине. И спустя несколько лет, в 2001-м, она пережила самую бурную экономическую катастрофу в новейшей истории – пресловутый аргентинский дефолт. Но это уже другая, не менее поучительная тема...

Источник: Версии

Оцените материал

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)
h6
+38 (044) 209-50-69
+38 (067) 239-93-88
E-maillaw@kasyanenko.com.ua
Адресул. Владимирская, 40/2

 

click fraud detection