h6

Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваше сообщение успешно отправлено

Каковы позитивные и негативные последствия для банковской системы может иметь такая норма в случае окончательного утверждения?


Парламент принял в первом чтении законопроект №1558-1 "О реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте".

Согласно ему, обязательные условия реструктуризации – замена инвалюты в гривну по курсу НБУ на дату подписания кредитного договора и невозможность увеличить процентную ставку по займу, ставшему гривневым. Каковы позитивные и негативные последствия для банковской системы может иметь такая норма в случае окончательного утверждения?

Мария Гуз, заместитель директора по вопросам проблемной задолженности УкрСиббанка BNP Paribas Group

Законопроект №1558-1 о реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте, принятый 9 апреля 2015 г. за основу, является ещё более жёстким, чем меморандум о реструктуризации валютных кредитов. Ведь законопроект, в отличие от меморандума, предлагает курс конвертации на дату подписания кредитного договора, который в большинстве случаев составляет 5 грн/долл.

Думаю, законопроект в таком виде не примут во втором чтении, так как прописанные в нём условия реструктуризации грозят банкам огромными убытками, если потери от конвертации не разделят с банками государство и заёмщики.

Ведь только на курсовой разнице банки получат около 80% убытков. А если в дальнейшем кредит будет обслуживаться по ставке, прописанной в первоначальном договоре, банкам грозят дополнительные убытки из-за недополучения процентного дохода. Для понимания: средняя ставка валютного кредита составляет 9-12% годовых, а гривневого – 24% годовых.

По моему мнению, законопроект будет отправлен на доработку с подключением НАБУ и других банковских организаций. Необходимо найти компромисс по разделению убытков и обозначить чёткие критерии для определения заёмщиков, чьи кредиты могут быть конвертированы. Так как наряду с реально пострадавшими от обесценивания национальной валюты существуют клиенты, которые прекратили выплачивать кредиты задолго до девальвации, также есть мошенники, есть клиенты, получающие доход в иностранной валюте, есть обеспеченные клиенты, доход которых позволяет выполнять обязательства по договору даже в текущих условиях.

Также возникает вопрос риска по клиентам, которые имеют договора в гривне. Особенно это касается договоров, кредиты по которым были недавно конвертированы в гривну с рыночной процентной ставкой и по рыночному курсу.

Иван Никитченко, аналитик «Простобанк Консалтинг»

Закон в этом виде является откровенно популистским, и шансов, что он заработает, очень мало. Против него выступили банкиры, НБУ, и он противоречит программе сотрудничества с МВФ. В сегодняшней ситуации Украине очень важно продолжать получать транши от МВФ, а такие законы могут их заблокировать. Даже если парламент и сможет принять его окончательно, он, скорее всего, будет ветирован, как это было с законом о моратории на выселение.

Норма о пересчете задолженности по курсу на момент выдачи кредита (то есть по 5,05 грн/долл., так как после 2009 года валютные кредиты населению уже не выдавались), является абсолютно несправедливой в отношении банков и заемщиков, оформивших кредиты в гривне. С того времени прошло уже шесть лет, и уровень цен, зарплаты и стоимость недвижимости уже давно отыграли рост курса с 5 до 8 грн/долл.

Рассмотрим на конкретном примере. Предположим, что остаток по кредиту составляет 50 тыс. долл. По курсу 5 грн/долл. это лишь 250 тыс. грн. Даже самые разбитые квартиры в Киеве в самых отдаленных спальных районах стоят минимум 20 тыс. долл., то есть по сегодняшнему курсу 460-500 тыс. грн. Напомню: при этом банку запрещено поднимать процентную ставку по займу, сконвертированному в гривну.

Получается, что шесть лет назад заемщикам надо было брать кредиты в валюте под 8-14% годовых, а не в гривне под 16-19% годовых – тогда они оказались бы в выигрыше. Можно ли считать такую норму справедливой? Ведь по новым правилам люди, взявшие кредит в валюте, смогут продать свою квартиру, закрыть кредит по курсу 5 грн/долл. и остаться с большой суммой на руках.

Для банков реструктуризация по такому закону будет иметь очень негативные последствия – резкая и очень существенная переоценка портфеля, сильное сокращение платежей от заемщиков, мораторий на два года на выселение из жилья даже самых недобросовестных заемщиков, фактический запрет на продажу кредита коллекторам или другим организациям (банк должен сначала предложить выкупить долг заемщику, а, учитывая дисконт, сумма в гривне становится совсем смешной).

Более того, если человек даже после реструктуризации по курсу 5 грн/долл. не может обслуживать кредит, банк должен еще и снизить процентную ставку. При этом в тексте закона указано, что заемщик должен подать просто заявление на реструктуризацию, и банк не может требовать других документов. Как банк проверит, может ли человек обслуживать кредит на самом деле или нет? Если к этому добавить большую долю зарплат в конвертах, человеку даже при просьбе банка будет легко показать официальную зарплату в 1-2 тысячи гривен. Соответственно, банку придется снизить ему процентную ставку.

Уже существует Меморандум, согласованный с участием НБУ, коммерческих банков, МВФ и представителями общественности. Он является оптимальным и максимально справедливым в плане разделения рисков между банками и заемщиками. Все, что осталось, – принять необходимые изменения в Налоговый кодекс насчет резервов банков. Меморандум уже подписан некоторыми банками, правда, осталось немало учреждений, которые не подписали даже такой компромиссный вариант.

Другая крайность - также не хороша. Сваливать все на заемщиков банкам не стоит. Утверждения, что люди сами знали на что идут, не выдерживают критики. Ведь в каждом банке есть сотрудники, чья работа – учитывать риски финучреждения. Они получают зарплаты, которые формируются с доходов банков, в том числе и процентных. Помимо этого, многие банки сами подталкивали заемщиков оформлять валютные кредиты, когда весной-летом 2008 года по системе было снижение гривневой ликвидности. Тогда даже по одобренным кредитам были случаи, когда банк не мог перевести гривну и предлагал быстро переоформить кредит в валютный.

Заявления о том, что банки не смогут обслуживать валютные депозиты, вряд ли отвечает действительности. Валютным кредитам уже минимум 6-7 лет, а депозиты привлекались максимум год назад. Под что привлекались эти депозиты? Опять банковские аналитики не смогли соотнести риски?

Было бы хорошо, если бы банки могли сами предложить валютным заемщикам реальные, компромиссные варианты решения проблем. Некоторые учреждения, к слову, начали это делать еще летом-осенью 2014 года.

Для тех, кто считает, что трехкратное снижение курса гривны за год – это проблема только самих заемщиков, принятие такого закона может и будет полезным.

Юристы "Касьяненко и Партнеры" считают, что как показало время, как банкам, так и государству, в общем-то,  и не сильно нужно решать вопрос с реструктуризацией либо погашением валютных кредитов. Банки во главе с НБУ усиленно создают видимость глубокой обеспокоенности, рекламируя различные бесполезные меморандумы.

На практике же все выглядит совсем иначе. Девальвация национальной валюты в пять с половиной раз по отношению к валюте займа сделала невозможным погашения кредита, а зачастую и просто бессмысленным. Во многих случаях ситуация усугубляется тем, что стоимость залога по кредиту значительно меньше остатка.

Банки, понимая свою полную безнаказанность, а также провал в корпоративном сегменте пытаются компенсировать свою прибыль за счет ранее выданных потребительских кредитов.

Что же касается подготовленного пробанковской общественной радой при НБУ и банками меморандума, то на практике он ничего не дает. Условия, при которых он вступает в силу, на сегодня маловероятны. А помимо этого, соглашаясь на подобные условия заемщик попадает в еще большую зависимость от банка и абсолютно не исключена ситуация потери залогового имущества даже после исполнения условий меморандума.

Мы очень надеемся, что нацбанковский непрофессионализм и банковская глупость не приведут к полному разрушению банковской системы. И в стране все-таки будет признана незаконность валютных потребительских кредитов, что единственное, и сможет решить эту существующую проблему, не дающую в большинстве случаев развиваться украинской экономике.

Внимание !!! Вовремя оказанная юридическая поддержка заемщикам Банка дает возможность освободить себя, свое имущество, имущество своих близких и наследников от банковских кредитов, при этом ни неся никакой уголовной ответственности.

Механизмы, применяемые Юридической компанией «Касьяненко и Партнеры» по «заморозке» возврата кредита на стадии переговоров с Банком, на стадии судебного или исполнительного производства способствуют уменьшению долговой нагрузки заемщиков. При «заморозке» кредита применяются как судебные «ноу-хау» методы давления на  Банк, разработанные нашей юридической компанией, так и успешные методы ведения переговоров с Банком. В целях конфиденциальности  наших процессуальных «ноу-хау», мы не будем озвучивать имеющиеся у нас нестандартные законные методы «заморозки» возврата кредита . Наши методы «заморозки» возврата кредита успешно применяются нами во всех Банках и коллекторских компаниях.

Тел.: 067 239-93-88 Тел.: (044) 209-50-69
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Skype: dkasyan99

Оцените материал

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)
h6
+38 (044) 209-50-69
+38 (067) 239-93-88
E-maillaw@kasyanenko.com.ua
Адресул. Владимирская, 40/2

 

click fraud detection