h6

Заказ обратного звонка

В настоящее время наш рабочий день закончен. Оставьте свой телефон и мы перезвоним в удобное для вас время!

Заказ обратного звонка

Ваше сообщение успешно отправлено

Но мы так глубоко провалились в финансовый кризис, что этих денег не хватает даже на перекус. Приходится заниматься финансовой алхимией. Трудно быть страной с инфляцией 50%, с полусотней официально обанкротившихся с начала 2014 года банков, вкладчикам которых надо платить компенсации, с $40 млрд. внешнего долга и $5 млрд. великодушной подачки от МВФ.

Ах, да – еще Евросоюз помогает на $1,8 млрд., и американцы дают дважды по «ярду». Но мы так глубоко провалились в финансовый кризис, что этих денег не хватает даже на перекус. Приходится заниматься финансовой алхимией.

Персонаж любимого всеми детского мультфильма говорил: «Для того, чтобы продать что-то ненужное, нужно сначала купить что-то ненужное! А у нас денег нет!». Ситуация знакомая. Только с важными коррективами: чтобы купить что-то нужное, надо продать что-то ненужное. Последняя фраза о том, что денег нет, совпадает. Ибо продать ненужное пока не получается, несмотря на заявленную посреди войны глобальную масштабную приватизацию.

А тем временем ситуация подгоняет. К середине апреля список обанкротившихся банков дорос до цифры 47 и не собирается на этом останавливаться. Более того, далеко не все неплатежеспособные банки официально признаны банкротами. Поэтому безнадежно проблемных финучреждений у нас намного больше.

Почему Нацбанк не спешит признавать ту или иную жертву кризиса, недобросовестности менеджмента или прямого воровства акционеров банкротом, догадаться несложно. Владельцы банка украли, а государству отдувайся. По закону о гарантировании вкладов – это 200 тысяч грн., вне зависимости от величины вклада.

Кстати, в связи с этой нормой существует целая инфраструктура услуг, которые банковские работники предлагают клиентам накануне банкротства банков, разумеется, за адекватное вознаграждение. Крупные валютные вклады оперативно разбивают на части и переоформляют на родственников, чтобы получить больший размер компенсации.

Но власть не оставит вкладчиков наедине с проблемой утраченных сбережений. Она позаботится о них своими БЕСценными бумагами. Для чего 4 апреля было издано постановление Кабмина №156 о новом выпуске облигаций внутреннего государственного займа в размере 20 млрд. грн. для предоставления кредита Фонду гарантирования вкладов физических лиц.

Тем более что, согласно Гражданскому кодексу, можно даже заключить договор банковского вклада в пользу третьего лица. Правда, некоторое время назад было издано постановление НБУ, содержащее пункт о запрете передавать в обеспечение третьим лицам имущество и активы банка без согласования с Нацбанком. Но юристы считают, что это требование противоречит Гражданскому кодексу и его можно оспорить в суде.

Впрочем, вопрос, втягиваться ли в судебную эквилибристику, спорный, ибо шансов получить деньги даже в установленном размере 200 тыс. грн. на человека у вкладчиков уже не так много. И с каждым новым признанным официально банкротством надежды становится все меньше. Достаточно рухнуть еще одному крупному системному банку размером с «Надра» или «Дельту», чтобы деньги на компенсацию закончились окончательно и бесповоротно.

Сумма, которую нужно выплатить вкладчикам уже обанкротившихся банков (причем не всех) в пределах суммы 200 тыс. грн. на лицо, составляет примерно 40,8 млрд. грн. По состоянию на 1 апреля 2015 года финансовые запасы Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) составили 16,1 млрд. грн. (из которых 15,9 млрд. грн. – это не собственно деньги, а ценные бумаги Минфина, то есть ОВГЗ). При этом только вкладчикам "Дельта Банка" должно быть гарантированно выплачено 16,7 млрд. грн.

Не удивительно, что, как сообщают информагентства со ссылкой на заявление директора-распорядителя Константина Ворушилина, взносов банков-участников за год хватит лишь на проценты, которые Фонд должен будет заплатить Национальному банку за кредиты.

Вообще, схема государственного финансирования ФГВФЛ – это один из ярчайших примеров вынужденной финансовой алхимии. Со вступлением в силу 10 июля 2014 года закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно предотвращения негативного влияния на стабильность банковской системы» №1586-VII появились новые виды долговых ценных бумаг, а именно облигации и финансовые векселя Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

Согласно этому закону, Фонд выписывает вексель в адрес Министерства финансов с доходностью 12,5%. В обмен на этот вексель Фонд получает гособлигации с доходностью... 12,5%. Потом он идет в Нацбанк, закладывает эти бумаги и берет кредит. Под 14% годовых. Из кредита платит компенсации по вкладам.

Короче, остается внутренне признать, что технический дефолт для Украины неизбежен, и применить проверенный способ выживания – расслабиться и получить удовольствие. От векселей, от дефолта, от возможных выплат 200 тыс. грн. по вкладам (или невыплат). От перспективы отдохнуть на майские праздники целых 13 дней. А потом с новыми силами вернуться к разбитому корыту

Когда деньги заканчиваются, выписывает новые векселя. Кабмин снова принимает решение выпустить облигации внутреннего государственного займа. Векселя меняют на ОВГЗ. ОВГЗ – на кредит. Короче говоря, «у попа была собака...». И так до бесконечности. Пока у НБУ не сломается печатный станок.

При этом даже ежику необразованному понятно: кредит в обмен на ОВГЗ, полученные за фактически ничем не обеспеченные векселя, это не что иное, как скрытая эмиссия. От кого скрытая? Ну, может, от МВФ.  Люди, которые разбираются в устройстве финансового мира, на все эти уловки реагируют с грустной иронией. Дескать, не стреляйте в пианиста (или в пианистку). Они делают, что могут и что умеют.

Конечно, сидеть за компьютером и критиковать – это проще всего. Выхода, на самом деле, уже нет. Залить банки эмиссионными деньгами, пожертвовав инфляцией, это довести гривну до отметки 40 за доллар. Нацбанк и так старается, как может. В марте он выдал более 4 млрд. грн. кредитов рефинансирования. В итоге объем денежной базы за прошлый месяц увеличился на 0,1% – до 332 млрд. грн. Правда, денежной массы – сократился на 10%. За счет дефицита гривны в наличных и безналичных операциях и удается удерживать доллар от стремительного роста.

Но даже при таких ограничениях цены с начала года уже выросли на 20,3%, а по сравнению с мартом прошлого года – почти в полтора раза. Всего же инфляция за последние 12 месяцев достигла рекордных 45,8%.

В этих условия ничего не остается, кроме как заниматься аутотренингом и убеждать себя, что даже дефолт не навредит Украине. Кстати, чем ближе к 27 апреля – дате, когда «Укрэксимбанк» должен погасить купонные облигации, и чем дальше в тупик заходят переговоры Минфина с клубом кредиторов о списании значительной части долгов, тем больше появляется успокоительных «экспертных мнений» на тему «дефолт – это совсем не страшно».

Недавно подобными «мантрами» разразился Александр Жолудь, аналитик Международного центра перспективных исследований. Он высказал глубокое убеждение, что в ближайшие несколько месяцев Украина объявит технический дефолт. Хотя бы формально. Но граждане этого не почувствуют.

«После объявления технического дефолта деловая активность в Украине не уменьшится, иностранные инвесторы не уйдут из страны. Общество не почувствует уменьшение покупательной способности, курс валют не изменится...», – успокоил Жолудь.

Знакомые бизнесмены, подумав над его словами, тоже согласились. И в самом деле, как может уменьшиться деловая активность, которой, по сути, и так нет: «мертві бджоли не гудуть». Или как могут уйти иностранные инвесторы, которым Нацбанк запретил забирать свои инвестиции и доли в бизнесе? Куда они денутся-то с нашей тонущей подлодки? А курс валют... Он зависит от того, насколько плотно Нацбанк «зажал» денежную массу.

Оцените материал

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)
h6
+38 (044) 209-50-69
+38 (067) 239-93-88
E-maillaw@kasyanenko.com.ua
Адресул. Владимирская, 40/2

 

click fraud detection