h6

Последний год для Национального банка Украины был крайне сложным Последний год для Национального банка Украины был крайне сложным. «Первая фаза» реформ банковского сектора прошла под знаменами «банковской чистки» и «борьбы с инфляцией». Недавно Валерия Гонтарева заявила, что НБУ переходит ко «второй фазе» реформ банковского сектора. Новые вызовы времени требуют новых подходов и решений. И сегодня, Нацбанк оказался перед сложным вопросом «стимулирования экономики». И в этом скрыты следующие «битвы» НБУ, а именно – «битва за ликвидность» и «битва за стабильность».

К сожалению, только теперь банковские регуляторы начали осознавать, что любой системный кризис может прорвать их собственный баланс, то есть – лечь тяжелым грузом именно на их плечи. В украинской ситуации, в этом контексте «баланса регулятора» как опоры всей финансовой системы, произошел целый «парад планет».

Абсолютно все субъекты сталкиваются с необходимостью координирования своих денежных потоков таким образом, чтобы потоки на выход не превышали входящие. Как только нарушается эффективная координация денежных потоков – начинается кризис ликвидности.

Нацбанк Украины должен вынести ключевой урок – ничто не убивает субъект экономики так быстро, как кризис ликвидности. И самое страшное, что это относится как к физлицам и частным предприятиям, так и к суверенным государствам. Тут нужно прибегнуть к учениям американского экономиста Хаймана Мински и анализировать поведение всех субъектов экономики через призму «финансовых потоков».

Абсолютно все субъекты сталкиваются с необходимостью координирования своих денежных потоков таким образом, чтобы потоки на выход не превышали входящие. Это подводит поведение всех субъектов экономики к схожести с типичной моделью поведения банковского учреждения (так как все банковские институты генерируют свою доходность на эффективной координации платежей). Как только нарушается эффективная координация денежных потоков – начинается кризис ликвидности.

В украинском кризисе мы видели крушение банков, которые попали именно в такую ситуацию, и «капитальные буфера» не помогли против сжатия ликвидности. Буферные ограничения помогают лишь сдерживать кредитную экспансию.

Более того, банки в попытках выживания переходили в «пирамидальное финансирование» своей деятельности и начинали брать на себя обязательства, которые требовали в очень скором будущем либо серьезного рефинансирования, либо генерирования высоких спекулятивных доходов. Доходов не последовало, а рефинансирование в итоге «обрезали». Начались судорожные продажи активов, чтобы перекрыть обязательства.

В водоворотном процессе обвалились цены даже на очень хорошие активы. Те структуры, которые основывали свой бизнес на подобных спекулятивных или пирамидальных моделях, моментально обрушились. К сожалению, таких банковских структур в Украине оказалось слишком много, и систему перегнуло.

Такие перекосы в системе лишний раз доказывают, что Украине нужна реформа финансового рынка, которая позволит внедрить специализированные финансовые инструменты и операции (например, деривативы) для правильного трансфера риска и хеджирования.

Кроме того, регулятор должен понимать, что в один момент придется перейти от дисциплины к стимулированию эластичности системы, и рынок нужно будет наполнять ликвидностью. Без этого невозможен экономический рост, а без роста никакие наращивания золотовалютных резервов не дадут нужного эффекта.

Ключевая рекомендация, которую можно сегодня дать нашему регулятору: роль кредитора последней инстанции не всегда спасает финансовую систему от внешних и международных макро-шоков. Также роль кредитора последней инстанции работает в основном в одном направлении – на стимуляцию балансовой экспансии финансовой системы и экономики.
Ключевая рекомендация, которую можно сегодня дать нашему регулятору: роль кредитора последней инстанции не всегда спасает финансовую систему от внешних и международных макро-шоков

Это наводнение рынка ликвидностью в надежде, что она поможет субъектам экономики, переживающим кризис, осуществить две вещи: выполнить свои обязательства в срок и подтолкнуть субъекты экономики к новым бизнес-циклам для генерирования новых позитивных денежных потоков. К сожалению, этот подход в Украине не сработал. Качество активов в системе было катастрофически низким, и ликвидность в то время предоставлялась рынку непрозрачным путем.

НБУ должен взять на себя роль «верховного market maker» и сфокусироваться на поддержке жизнедеятельности всей финансовой системы:

• когда надо – сжимать денежное предложение на рынке и давить инфляцию;

• когда надо – наводнять рынок ликвидностью и стимулировать экспансию и рост;

• стимулировать внедрение правильных инструментов «трансфера рисков» и их последующий мониторинг;

• поддерживать рыночные операции в период «засухи» и где надо – становиться игроком рынка (как это делали ФРС в США или ЕЦБ в еврозоне).

Ключевое слово для всех этих процессов – балансирование.

h6
+38 (044) 209-50-69
+38 (067) 239-93-88
E-maillaw@kasyanenko.com.ua
Адресул. Владимирская, 40/2